К экипажам торговых судов приставляют вооруженных охранников

Несмотря на высокие расходы, некоторые нации начинают приставлять вооруженных военных на гражданские суда, проходящие вблизи «Пиратского побережья» Сомали. Франция снарядила подразделения войск на суда по вылову тунца в Индийском океане, Бельгия предложила приставить охрану к Бельгийским судам, которым необходимо пройти вблизи Сомали. Однако бельгийское предложение не бесплатно. Команда из 8 вооруженных военных будет стоить судовладельцу $162 000 в неделю, и до настоящего момента только одно судно изъявило желание. Некоторые торговые суда, включая американские, уже снабдили суда вооруженными охранниками во время прохождения вблизи Сомали, где могут орудовать пираты. Сейчас правительство США рассматривает оказание такой же услуги, как Франция.
Большинство западных наций владеют лишь небольшим морским торговым флотом, работающим под национальным флагом. Более распространенная практика – использование «удобного флага» (такого как Либерия или Панама) для избежания законов, устанавливающих, кого можно нанимать в экипаж и сколько необходимо платить, помимо других ограничений. Судоходные компании, использующие «удобные флаги», обычно не позволяют содержать огнестрельное оружие на борту судна, чтобы их не использовали мятежники. В этом году уже произошло несколько восстаний, обычно по поводу зарплаты или рабочих условий. Однако даже в случае наличия оружия на борту, необходимо обучать команду их использовать. Кроме того, пираты часто полагаются на скрытность, проникая на судно под покровом ночи, когда судно-цель находится вдали от побережья Сомали. Эту тактику продемонстрировали в прошлом году во время удачной пиратской атаки на танкер длиной 1 800 футов и дедвейтом 300 000 тонн, идущий в 700 км от побережья Сомали.
Пиратство является все больше растущей проблемой в море вблизи побережья Сомали в течение более 10 лет. Проблемой является то, что сейчас там находится более тысячи опытных пиратов. Они разработали систему, очень удачную и не очень рискованную. Большую часть предыдущего десятилетия пираты охотились на иностранные рыболовные суда и небольшие, часто парусные, грузовые лодки, которые шли недалеко, в сотне километров, от берега. В это время пираты установили контакты с бизнесменами в Персидском заливе, которых можно использовать (за плату) для ведения переговоров о выкупах со страховыми компаниями и судоходными фирмами. Пираты также преуспели в навыках, необходимых для выброса кошки на ограждения крупного судна 30-40 футов над водой. Сделать это ночью и пробраться на борт более опасно, если на судне стоят посты, которые могут разбудить моряков, натренированных использовать пожарные шланги под высоким давлением против захватчиков.
На крупных судах небольшие экипажи (12-30 моряков). Атака ночью застает большую часть команды во сне. Редко у таких судов есть какая-то охрана. Суда иногда выставляют дополнительные посты в местах, где орудуют пираты. Как только пиратов (лодку с вооруженными людьми) заметили, судно может увеличить скорость (большое судно, идущее на высокой скорости 40+ км/ч, может обогнать большинство лодок, которыми владеют пираты) и приготовить пожарные шланги для отражения нападения. Пираты стреляют из автоматов АК-47 и гранатометов, но моряки с пожарными шлангами могут отойти, чтобы выстрелы не попали в цель.
Так как пираты обычно заботятся о своих пленниках, противопиратские акции не могут рисковать большим количеством жертв, иначе их можно будет обвинить в преступлении против гуманности, военном преступлении или просто в плохом поведении. У пиратов есть доступ к сотням рыбацких лодок, выходящих в море, которые могут притвориться рыболовными днем и подбираться к торговым судам ночью. Пираты часто работают в командах, с одной или более лодок в качестве дозора, предупреждая других о появлении крупного невооруженного торгового судна, направляющегося в их сторону. Пиратский капитан может осуществить несложный расчет для встречи подходящего торгового судна посреди ночи. Эти рыболовные лодки могут перевозить надувные лодки с мощными двигателями или просто лодки, привязанные сзади. В каждой из них могут находиться 4 или 5 пиратов, их оружие, кошки, необходимые пиратам, чтобы попасть на борт крупного судна. Эти крупные суда очень автоматизированы, и ночью единственными членами экипажа на вахте будут люди на мостике. Туда и направятся пираты для захвата контроля над судном. Остальная часть команды окружается. Пираты вынуждают капитана привести судно на якорную стоянку вблизи рыболовных деревень Сомали. Там еще больше вооруженных людей поднимутся на борт, установят охрану над членами экипажа и судном до момента уплаты выкупа. Иногда часть экипажа отправляют на берег и содержат в плену там. Захваченные моряки являются человеческими щитами для пиратов, обеспечивая некоторую защиту от атак вооруженных сил.
Теперь, когда пираты продемонстрировали свою способность работать далеко от берега (700 км), уже невозможно использовать военные патрули. Стало слишком много территории, чтобы ее контролировать. Военные командиры сейчас думают над конвойной системой для любого судна, проходящего в тысяче километров от побережья Сомали. Но с океанскими судами пираты могут работать в любом месте региона. Между Аденским заливом, проливом Малакка на востоке (между Сингапуром и Индонезией) проходит треть мирового флота. Все эти суда подвержены риску. Конвой всех этих судов потребует больше военных кораблей, чем можно достать.
Это оставляет возможность военной операции для захвата морских городков и деревень, из которых работают пираты. Это потребует затопления сотен рыболовных лодок. Сотни гражданского населения будут убиты или ранены. Пока сомалийцы не начнут жить по закону и порядку, пираты будут в бизнесе. Примирение Сомали – непопулярный метод. Учитывая негодование, обрушенное на США по поводу Ирака, никто не хочет получить такую критику за усмирение Сомали. Мир также знает по столетиям опыта, что сомалийцы жестоки, настойчивы и ненадежны. Это комбинация, которая делает невозможным самоуправление в Сомали. В прошлом то, что является теперь Сомали, управлялось местными и иностранными правителями с использованием жестоких методов, которые теперь политически невозможны. Но сейчас мир колеблется между принятием факта уплаты «пиратского налога» сомалийцам или вторжением и присмирением неспокойной страны и ее множества бандитов, военных диктаторов и пиратов. Пиратский налог по сути является надбавкой за безопасность для морских грузовых перевозок. Он выражается в более высокой плате за страховку (которая в свою очередь уходит на уплату выкупов пиратам), бонусах за опасность экипажу и дополнительных расходах на содержание военных судов на побережье Сомали. Большинство потребителей и не заметят эту надбавку, так как она увеличивает стоимость перевозки на менее 1%. Уже многие суда обходят через южную оконечность Африки, избегая Сомали и Суэцкого канала совершенно. И все равно суда захватывают. На самом деле, около трети захваченных судов в 2009 году предприняли меры предосторожности, но все равно были захвачены пиратами. Военные корабли могут попытаться осуществить эмбарго на Сомали, не позволяя морским судам выходить без военного эскорта. Подозрительные суда и лодки могут быть затоплены в порту. За этим все равно последуют видео (настоящие или постановочные, неважно) мертвого гражданского населения, но возможно не столько, чтобы антипиратские военные силы посчитали военными преступниками.
Положительной стороной является то, что незаконный вылов рыбы в Сомали уменьшится из-за пиратской угрозы. Движение в Суэцком канале и Аденском заливе свыкнется с необходимостью ожидания формирования конвоя для маршрута по пиратской территории длиной 1 500 км. И все еще будет достаточно капитанов достаточно глупых или нетерпеливых для прохождения Адена самостоятельно, чтобы в результате быть захваченными пиратами. ООН и главы стран с крупными военно-морскими силами продолжают агитировать за вхождение значительной миротворческой силы в страну. ООН – из-за растущего числа происшествий с добровольцами, а адмиралы – из-за стоимости содержания почти сотни военных кораблей и патрульных самолетов, расположенных в Сомали на нескончаемом анти-пиратском патруле. В конце концов общественное мнение может склониться в сторону миротворческой операции, а не бесконечного патрулирования зоны. В конце концов, возможно. Но на данный момент угроза пиратства присутствует и будет расти, если никаких решительных мер не будет сделано. Вот что уже произошло и может продолжить происходить.